Ирина Кравцова: Без чтения мы обречены на нищету

Снижение интеллектуального уровня и падение интереса к книге, в том числе и на государственном уровне, связаны напрямую и приводят к падению морали и войнам, убеждена Ирина Кравцова, главный редактор Издательства Ивана Лимбаха. Она рассказала о том, как поддерживают издателей в России и почему прощение важнее покаяния.
А

19 мая 2017.
Беседовала Юлия Иванова
Рубрика: Литература. Тэги: .

Ирина Геннадиевна, как в нашей стране поддерживают издателей? Есть ли гранты, программы на федеральном уровне или городском?

— Существует федеральная программа «Культура России на 2012-2018 годы», в рамках которой мы можем рассчитывать на ежегодную поддержку от одной до четырех книг. Как правило, получаем деньги на печать двух книг из 22-х, которые издаем в течение года. Знаю, что в Москве мэрия тоже проводит конкурс для московских издателей.

В Санкт-Петербурге все сложнее: программа поддержки официально существует. Однако распределением средств занимается петербургское отделение Союза писателей. Мы можем рассчитывать на поддержку в нашем городе, если только выбираем к изданию книгу петербургского писателя, а их не так много. Выбрать нам удалось только один раз. К тому же многие наши литераторы предпочитают печататься в крупных московских издательствах.

Примечательно, что перемена в распределении грантов петербургского правительства произошла незаметно и без обсуждения с издательским сообществом. Это было кулуарное решение Комитета по печати и Союза писателей. Таким образом, и без того скудные средства города редко доходят до небольших издательств, которые более всего в них нуждаются.

Мы боремся за то, чтобы издавать качественную, а не тиражировать массовую литературу, которой забиты торговые сети. За двадцать лет мы заработали репутацию одного из лучших российских издательств, но сейчас, в связи с кризисом перепроизводства на книжном рынке и системой книготорговли, которая держит интеллектуальную литературу на периферии своих интересов, мы хотим создать Клуб друзей. Надеемся, что откликнутся меценаты, для которых важно, чтобы независимое книгоиздание в Санкт-Петербурге продолжало существовать. Мы не зарабатываем на наших книгах и хотели бы удержать высокую издательскую планку, то «необщее выражение», которое нас отличает, хотели бы продолжить открывать для читателей новых и важных для всех нас авторов в сотрудничестве с настоящими мастерами слова.

Может быть, вам помогают какие-то зарубежные институты?

— Да, поскольку мы издаем зарубежную литературу и работаем с лучшими переводчиками, мы имеем такую возможность. В каждой уважающей себя стране существует учреждение, которое занимается поддержкой и продвижением переводной литературы: в России это недавно созданный Институт перевода, в Польше — Институт книги, в Германии — Гете-институт, во Франции — Национальный центр книги и Французский институт, в Испании — Министерство культуры и так далее.

Как правило, зарубежные институты поддерживают перевод современных авторов, чье общественное значение неоспоримо. Это не начинающий писатель, не обязательно живой, чье творчество пришлось на ХХ-й и начало ХХI века. Более ранние произведения не охраняются авторским правом, поэтому расходы на издание таких книг меньше, но и поддержки нет. Обычно грант покрывает от половины до трех четвертей затрат на перевод.

В других странах ситуация с программами развития чтения лучше, чем в России?

— Все европейские страны имеют программы развития чтения. Они заинтересованы в продвижении своих авторов, в культурном взаимодействии с миром. Они видят в этом смысл, а Россия почему-то перестала придавать значение культурным контактам в той степени, как это было даже несколько лет назад. И это тревожный симптом.

Я была в рабочей поездке по издательствам Германии. Книги современных немецких авторов продаются тиражами от 5 тысяч до 70 тысяч экземпляров — и это только в Германии! К слову, у нас только пять-шесть писателей достигли этого уровня тиражности.

Детей приучают к книге с детского сада, устраивая книжные фестивали, творческие конкурсы. В каждой немецкой земле существуют литературные дома, которые устраивают чтения, встречи с авторами, обсуждение книг почти каждый день. Раз в неделю выходит толстая газета с рецензиями на новые литературные произведения. У нас такие периодические издания практически прекратили существование. То есть в Германии создана целая система выработки и поддержания интереса к чтению. Общество и государство заботятся о состоянии умов. И, как видим, Германия — самая богатая страна Евросоюза.

В России программа поддержки чтения принята, но мы не знаем, как она реально работает. Многие люди из-за невысокого уровня жизни книги покупают в последнюю очередь, а в результате становятся во всех смыслах беднее. Взаимосвязь очевидна. Если нас, независимых книгоиздателей, не поддержат читатели, мы окажемся в Красной книге культуры, но и Россия будет обречена на вечную отсталость.

25 мая в Санкт-Петербурга откроется Книжный салон. Чем порадует Издательство Ивана Лимбаха?

— Я приглашаю всех на наш стенд, где с радостью покажу и «Историю одного немца» Себастьяна Хафнера (книга для всех и для каждого с подзаголовком «Частный человек против тысячелетнего рейха»), и «Сказку сказок» Дж. Базиле – великий прообраз сказок братьев Гримм и Шарля Перро, и «Венецию Вивальди», и замечательную книгу об Алексее Германе. Вообще наш ярмарочный стенд похож на пещеру Али-Бабы – там книжные сокровища на любой вкус и, возможно, там вы найдете новых друзей – таких, о которых и мечтать не могли. Одним из них может стать нидерландский ученый Рюди Вестендорп со своей книгой «Стареть, не старея». А 26 мая в 19.00 мы проведем викторину с розыгрышем книг, которые уже не купить в магазинах.

Где продаются ваши книги?

— Книги издательства есть в любом крупном магазине Москвы и Санкт-Петербурга, но особенно хорошо мы представлены в независимых книжных: в Северной столице это «Порядок слов» на набережной Фонтанки, 15, «Все сободны» на набережной Мойки, 28, «Факел» — Лиговский проспект, 74 (Лофт-проект «Этажи»), «Фаренгейт 451» на улице Маяковского, 25, «Свои книги» на Васильевском острове — улица Репина, 41.

Книги можно купить и через онлайн-магазины или на нашем сайте.

Выпускаете ли вы электронные издания?

— Электронные версии некоторых наших книг есть на сервисах ЛитРес и Букмейт. Но, к сожалению, не всегда зарубежные издатели предоставляют электронные права, поэтому мы пока не можем поставить это на поток. Самое печальное, что в России очень сложно бороться в пиратством — это настоящий бич для книгоиздателей («скачаю бесплатно», нередко слышим мы от самых разных людей). К слову, в Германии, например, с пиратством не борются — там его давно победили штрафами и воспитанием, в том числе — государственной поддержкой программ развития чтения и литературных сообществ.

Какие книги радикально изменили вас?

— Прежде всего назову «Ангелову куклу» Эдуарда Кочергина. Первые 10 тысяч экземпляров этой книги вышли в Издательстве Ивана Лимбаха, и я горжусь тем, что мы открыли этого уникального писателя.

Короткий послевоенный промежуток незарегулированного городского пространства дал возможность проявиться людям, с обыденной точки зрения, маргинальным, оттесненным на обочину жизни, но невероятно человечески одаренным. Об этих ярких личностях и написал главный художник БДТ Эдуард Кочергин. Это по-настоящему народная книга.

Еще — дилогия Ханса Хенни Янна «Река без берегов». Писатель, жизнь которого проходила между двумя войнами, не участвовал ни в одной из них, покинув Германию. Его романы — об умении прощать. Он настолько тонкий психолог и настолько чуток к самым непрозрачным слоям человеческой психики, что сумел добиться невозможного: чтение его книг производит настоящую чувственную революцию.

Писатель исподволь, через многочисленные повороты сюжета — настоящий лабиринт! — подводит к тому, что надо прощать даже то, что, казалось бы, простить нельзя. То, как осмысляется тема вины — своей, чужой, общей, — очень важно для состояния общественного организма. Нужно научиться прощать, иначе мы не сможем двигаться дальше — ни страна, ни каждый из нас. Причем прощение не обязательно связано с покаянием. Ожидание покаяния нередко превращается в тиранию.

Полина Осетинская

Голос из зала: о Полине Осетинской

Все было замечательно в тот вечер. Играла Полина Осетинская, сольный концерт, два отделения. Концертный зал Мариинского театра. Бах, Бетховен. И Брамс, те его сочинения, которые мы уже слышали ровно месяц назад на печальном и трогательном вечере памяти нашего общего друга Павла Егорова.

Лео Штайнберг

Женственность под мужским именем

В галерее «Течение» творческого пространства «Артмуза» (13-я линия Васильевского острова, 70, 3 этаж) продолжается персональная выставка художника-сюрреалиста Лео Штайнберг. Псевдоним, вероятно, отсылает к фигуре выдающегося американского критика и историка искусства, уроженца СССР Льва Штейнберга. Однако выставка «Стыд: эстетика женственности» представляет работы молодой художницы, уже прославившейся своим активным и незаурядным творчеством.

Александра Магелатова

Александра Магелатова: Зрители даже сами не знают, что они единомышленники

Александра Магелатова известна по ролям Гимназистки, написавшей письмо губернатору («Губернатор», режиссер Андрей Могучий) и Черного Ангела («Zholdak Dreams: похитители чувств», режиссер Андрий Жолдак), которые она сыграла на сцене БДТ. За роль Черного Ангела в этой постановке Александра Магелатова была номинирована на «Золотой софит» 2016 года. А в 2017 году ее номинировали на премию «Прорыв» за роль Гимназистки. В интервью «Петербургскому авангарду» актриса БДТ Александра Магелатова рассказала про репетиции с Андреем Могучим, как попала в главный театр Санкт-Петербурга и почему зрители играют особенную роль.

Театр дождей

«Театр дождей» в «Доме, который построил Свифт»

«Театр дождей» нарастил жирок историй и юбилеев. Только недавно он отпраздновал 30-летие спектакля «Дом, который построил Свифт» и вот уже грядет новая дата — пятилетие «Белых флагов» по Нодару Думбадзе. «Театр дождей» удивительным образом общается со зрителями: выбирая уже ставшие классическими произведения, он подает их неожиданно, весело, но не легковесно. Этот мир наполнен мыслеформами, с помощью которых разговаривают артисты и все, кто хоть раз побывал в «Театре дождей». Как говорится, достаточно одного спектакля…

Театр Особняк

Живая комната в театре «Особняк»

Понятие «лирический хоррор» в российской культуре пока явно очень молодо. Пояснения ему, во всяком случае, ни один источник не дает. Среди поджанров литературы ужасов такого термина не встречается. Есть, правда, «романтические ужасы», где, согласно источникам, смешиваются черты любовной истории и элементы ужаса. Может быть, именно это имеют в виду постановщики спектаклей с такой формулировкой. Но поскольку содержание идет вразрез с этим предположением в плане «любовной истории», то скорее всего они преследуют другую задачу.

реставрация Оргии Котабринского

«Оргия»: смотреть и не дышать

В Русском музее проходит выставка «Генрих Семирадский и колония русских художников в Риме». Ее главным открытием стала картина Вильгельма Котабринского «Оргия». Этот тот редкий случай, когда реставратор выходит за грань возможного и невозможного, возвращая миру бесценный шедевр. Специально к выставке «Генрих Семирадский и колония русских художников в Риме» специалисты службы «Виртуальный Русский музей» при поддержке Благотворительного фонда «Система» создали фильм «Вильгельм Котарбинский. Искусством … мечтать». Его можно посмотреть в одном из залов Корпуса Бенуа, в котором расположилась экспозиция.