Ирина Кравцова: Без чтения мы обречены на нищету

Снижение интеллектуального уровня и падение интереса к книге, в том числе и на государственном уровне, связаны напрямую и приводят к падению морали и войнам, убеждена Ирина Кравцова, главный редактор Издательства Ивана Лимбаха. Она рассказала о том, как поддерживают издателей в России и почему прощение важнее покаяния.
А

19 мая 2017.
Беседовала Юлия Иванова
Рубрика: Литература. Тэги: .

Ирина Геннадиевна, как в нашей стране поддерживают издателей? Есть ли гранты, программы на федеральном уровне или городском?

— Существует федеральная программа «Культура России на 2012-2018 годы», в рамках которой мы можем рассчитывать на ежегодную поддержку от одной до четырех книг. Как правило, получаем деньги на печать двух книг из 22-х, которые издаем в течение года. Знаю, что в Москве мэрия тоже проводит конкурс для московских издателей.

В Санкт-Петербурге все сложнее: программа поддержки официально существует. Однако распределением средств занимается петербургское отделение Союза писателей. Мы можем рассчитывать на поддержку в нашем городе, если только выбираем к изданию книгу петербургского писателя, а их не так много. Выбрать нам удалось только один раз. К тому же многие наши литераторы предпочитают печататься в крупных московских издательствах.

Примечательно, что перемена в распределении грантов петербургского правительства произошла незаметно и без обсуждения с издательским сообществом. Это было кулуарное решение Комитета по печати и Союза писателей. Таким образом, и без того скудные средства города редко доходят до небольших издательств, которые более всего в них нуждаются.

Мы боремся за то, чтобы издавать качественную, а не тиражировать массовую литературу, которой забиты торговые сети. За двадцать лет мы заработали репутацию одного из лучших российских издательств, но сейчас, в связи с кризисом перепроизводства на книжном рынке и системой книготорговли, которая держит интеллектуальную литературу на периферии своих интересов, мы хотим создать Клуб друзей. Надеемся, что откликнутся меценаты, для которых важно, чтобы независимое книгоиздание в Санкт-Петербурге продолжало существовать. Мы не зарабатываем на наших книгах и хотели бы удержать высокую издательскую планку, то «необщее выражение», которое нас отличает, хотели бы продолжить открывать для читателей новых и важных для всех нас авторов в сотрудничестве с настоящими мастерами слова.

Может быть, вам помогают какие-то зарубежные институты?

— Да, поскольку мы издаем зарубежную литературу и работаем с лучшими переводчиками, мы имеем такую возможность. В каждой уважающей себя стране существует учреждение, которое занимается поддержкой и продвижением переводной литературы: в России это недавно созданный Институт перевода, в Польше — Институт книги, в Германии — Гете-институт, во Франции — Национальный центр книги и Французский институт, в Испании — Министерство культуры и так далее.

Как правило, зарубежные институты поддерживают перевод современных авторов, чье общественное значение неоспоримо. Это не начинающий писатель, не обязательно живой, чье творчество пришлось на ХХ-й и начало ХХI века. Более ранние произведения не охраняются авторским правом, поэтому расходы на издание таких книг меньше, но и поддержки нет. Обычно грант покрывает от половины до трех четвертей затрат на перевод.

В других странах ситуация с программами развития чтения лучше, чем в России?

— Все европейские страны имеют программы развития чтения. Они заинтересованы в продвижении своих авторов, в культурном взаимодействии с миром. Они видят в этом смысл, а Россия почему-то перестала придавать значение культурным контактам в той степени, как это было даже несколько лет назад. И это тревожный симптом.

Я была в рабочей поездке по издательствам Германии. Книги современных немецких авторов продаются тиражами от 5 тысяч до 70 тысяч экземпляров — и это только в Германии! К слову, у нас только пять-шесть писателей достигли этого уровня тиражности.

Детей приучают к книге с детского сада, устраивая книжные фестивали, творческие конкурсы. В каждой немецкой земле существуют литературные дома, которые устраивают чтения, встречи с авторами, обсуждение книг почти каждый день. Раз в неделю выходит толстая газета с рецензиями на новые литературные произведения. У нас такие периодические издания практически прекратили существование. То есть в Германии создана целая система выработки и поддержания интереса к чтению. Общество и государство заботятся о состоянии умов. И, как видим, Германия — самая богатая страна Евросоюза.

В России программа поддержки чтения принята, но мы не знаем, как она реально работает. Многие люди из-за невысокого уровня жизни книги покупают в последнюю очередь, а в результате становятся во всех смыслах беднее. Взаимосвязь очевидна. Если нас, независимых книгоиздателей, не поддержат читатели, мы окажемся в Красной книге культуры, но и Россия будет обречена на вечную отсталость.

25 мая в Санкт-Петербурга откроется Книжный салон. Чем порадует Издательство Ивана Лимбаха?

— Я приглашаю всех на наш стенд, где с радостью покажу и «Историю одного немца» Себастьяна Хафнера (книга для всех и для каждого с подзаголовком «Частный человек против тысячелетнего рейха»), и «Сказку сказок» Дж. Базиле – великий прообраз сказок братьев Гримм и Шарля Перро, и «Венецию Вивальди», и замечательную книгу об Алексее Германе. Вообще наш ярмарочный стенд похож на пещеру Али-Бабы – там книжные сокровища на любой вкус и, возможно, там вы найдете новых друзей – таких, о которых и мечтать не могли. Одним из них может стать нидерландский ученый Рюди Вестендорп со своей книгой «Стареть, не старея». А 26 мая в 19.00 мы проведем викторину с розыгрышем книг, которые уже не купить в магазинах.

Где продаются ваши книги?

— Книги издательства есть в любом крупном магазине Москвы и Санкт-Петербурга, но особенно хорошо мы представлены в независимых книжных: в Северной столице это «Порядок слов» на набережной Фонтанки, 15, «Все сободны» на набережной Мойки, 28, «Факел» — Лиговский проспект, 74 (Лофт-проект «Этажи»), «Фаренгейт 451» на улице Маяковского, 25, «Свои книги» на Васильевском острове — улица Репина, 41.

Книги можно купить и через онлайн-магазины или на нашем сайте.

Выпускаете ли вы электронные издания?

— Электронные версии некоторых наших книг есть на сервисах ЛитРес и Букмейт. Но, к сожалению, не всегда зарубежные издатели предоставляют электронные права, поэтому мы пока не можем поставить это на поток. Самое печальное, что в России очень сложно бороться в пиратством — это настоящий бич для книгоиздателей («скачаю бесплатно», нередко слышим мы от самых разных людей). К слову, в Германии, например, с пиратством не борются — там его давно победили штрафами и воспитанием, в том числе — государственной поддержкой программ развития чтения и литературных сообществ.

Какие книги радикально изменили вас?

— Прежде всего назову «Ангелову куклу» Эдуарда Кочергина. Первые 10 тысяч экземпляров этой книги вышли в Издательстве Ивана Лимбаха, и я горжусь тем, что мы открыли этого уникального писателя.

Короткий послевоенный промежуток незарегулированного городского пространства дал возможность проявиться людям, с обыденной точки зрения, маргинальным, оттесненным на обочину жизни, но невероятно человечески одаренным. Об этих ярких личностях и написал главный художник БДТ Эдуард Кочергин. Это по-настоящему народная книга.

Еще — дилогия Ханса Хенни Янна «Река без берегов». Писатель, жизнь которого проходила между двумя войнами, не участвовал ни в одной из них, покинув Германию. Его романы — об умении прощать. Он настолько тонкий психолог и настолько чуток к самым непрозрачным слоям человеческой психики, что сумел добиться невозможного: чтение его книг производит настоящую чувственную революцию.

Писатель исподволь, через многочисленные повороты сюжета — настоящий лабиринт! — подводит к тому, что надо прощать даже то, что, казалось бы, простить нельзя. То, как осмысляется тема вины — своей, чужой, общей, — очень важно для состояния общественного организма. Нужно научиться прощать, иначе мы не сможем двигаться дальше — ни страна, ни каждый из нас. Причем прощение не обязательно связано с покаянием. Ожидание покаяния нередко превращается в тиранию.

Беседовала ЮЛИЯ ИВАНОВА

Ольга Черданцева

Ольга Черданцева: «Цветочная ассамблея» перенесет гостей Летнего сада во времена Петра I

В этом году впервые в Летнем саду свои цветочные ковры и гирлянды развернет XI Международный фестиваль «Императорские сады России», который всегда проходил в Михайловском саду. О том, почему праздник флористики и искусства поменял локацию, какой резонанс он получил на мировом уровне и что от него ждать в дальнейшем, «Петербургский авангард» побеседовал с Ольгой Черданцевей, главным хранителем садов Русского музея.

Радуга

Женский цвет «Радуги»

Международный театральный фестиваль «Радуга», в 19-й раз проведенный Санкт-Петербургским ТЮЗом имени Брянцева, открыл интересную особенность нынешнего времени: в режиссуру приходит все больше женщин. Совпало это или нет, но из 17 спектаклей, показанных на «Радуге», пять поставили женщины. Мы знаем немало примеров прекрасных женских работ в кино и в театре, и тем не менее по статистике режиссерская профессия – преимущественно мужская. Потому и захотелось провести небольшое исследование – какие же темы выбирают режиссеры-женщины?

Алексей Ерофеев

Алексей Ерофеев: Равнодушие к истории Петербурга ведет к его разрушению

Сотрудник Топонимической комиссии Санкт-Петербурга, известный краевед, историк и знаток города Алексей Ерофеев неоднократно был гостем «Квартирника» в пресс-центре «Росбалта». Он одним из первых на волне Перестройки в 1986 году начал активную деятельность, связанную с возвращением исторических названий улицам города. Свои знания о городской истории он изложил в нескольких книгах. Кроме того, Алексей Ерофеев активно занимается просветительской деятельностью, проводя экскурсии и семинары для школьников, поскольку убежден, что знание города защищает его от вандализма.

Синий сарафан

Театральный Петербург примеряет «Синий сарафан»

В современном обществе все большую силу набирает феминизм, а в изобразительном искусстве — минимализм. Пока мы только стремимся перенять те отголоски, что доносятся с Запада, и важный вклад в это вносят молодые андеграундные театры. В их числе — театр «Синий сарафан», родившийся в августе 2016 года. Это первый и пока что единственный в Санкт-Петербурге полностью женский театр, который к тому же стремится компилировать традиции русской драматической школы и театра физической пластики тела. Сами девушки называют свой коллектив «театральным матриархатом», но к феминисткам себя не относят.

Вера Кричевская

Вера Кричевская: «Владимир Путин» — главное дело Собчака

Нынешний президент РФ создал систему, где никто не способен на тот поступок, который он сам совершил в 1997 году, говорит режиссер фильма «Дело Собчака» Вера Кричевская. 12 июня в России состоится премьера документального фильма о первом мэре Санкт-Петербурга Анатолии Собчаке. Двухчасовой документальный фильм «Дело Собчака» буквально обречен на внимание и споры. Монтаж архивных хроник с тремя десятками интервью, взятыми у участников и свидетелей событий, у друзей и противников заглавного героя, у тех, кто поднялся выше некуда, и у тех, кто ушел в тень, раскрывает и глубокое внутреннее родство, и радикальную несовместимость двух наших эпох, девяностых и десятых.

ресторанный гид

Дорог Spoon Guide к лету

В понедельник, 4 июня, на гастрономическом ужине от ресторана MEGUmi в Lotte Hotel St. Petersburg (переулок Антоненко, 2) был представлен справочник «Spoon Guide: 50 лучших ресторанов Санкт-Петербурга 2018». Ресторанный проект Spoon не похож ни на одну из существующих в Санкт-Петербурге премий. Особенности премии бросаются в глаза сразу.